Как менялись стандарты женской красоты с XV по XX век

kak menyalis standarty zhenskoj krasoty s xv po xx vek Диагностика

Harpers Bazaar

Что значило быть красивой в средние века? Что общего у картин Рубенса и современных моделей больших размеров? В какой момент истории человечества женщины выбрали свободу, а не красоту? На эти вопросы в своей постоянной колонке на bazaar.ru ответит искусствовед Анастасия Постригай, основательница популярной художественной школы @op_pop_art и автор книги «Влюбись в искусство: от Рембрандта до Энди Уорхола». Вместе с нашим обозревателем мы стараемся брать пример с культовых работ известных художников, как менялись идеалы женской внешности на протяжении веков прошлого тысячелетия.

XV век

В средние века тело считалось оболочкой души, и демонстрация красоты этой оболочки считалась грехом. Трудно было понять, насколько сложена твоя любимая под толстой, плотно застегнутой одеждой. Но это не имело значения: кожа была главным критерием красоты! Страшные болезни оставили пятна не только на нем, но и на будущем женщины. Поэтому воду пили, как говорится, с лица — желательно чистой, не тронутой никакими средневековыми инфекциями. И дело не в эстетике: так мужчины рассчитывают девушек, способных родить здоровых наследников.

XVI век

Люди эпохи Возрождения считали идеальным все, что выглядело здоровым. Поэтому красивые женщины не были ни худыми, ни толстыми, но наверняка с покатыми плечами и ощутимым животом. Не исчезла мода на светлую кожу: теперь главным врагом женской красоты стал загар — признак недостойного происхождения. Женщины, любившие погреться на солнышке, рисковали не только своей внешностью и перспективой замужества, но и своей жизнью: нашей обычной косметики не существовало, а все, что могло отбелить нашу кожу, содержало смертельно опасный свинец.

XVII век

В 17 веке идеалы красоты достигли больших размеров. Кажется, великий Рубенс за всю свою карьеру не нарисовал ни одной худенькой девушки — а пухлых красоток мы до сих пор называем «рубенсианскими». Наверное, это было хорошее время, когда целлюлит был не поводом для осуждения и злых шуток, а признаком «сытой» жизни и красоты.

XVIII век

Спустя 100 лет после Рубенса дамы решили, что нет ничего прекраснее молодости с ее румяными щеками, тонкой талией и крошечными ножками. Поэтому на пьедестале моды доминировали розовые, облегающие корсеты и туфли на изогнутом каблуке. Костюмы стали напоминать торты со взбитыми сливками и кремовыми розетками, а самые кокетливые женщины прятались за это нарочитое украшение — для них «натуральный» было синонимом «некрасивого».

Начало XIX века

Однако на рубеже XVIII и XIX веков произошло нечто странное: женщины внезапно отказались от некогда незаменимого, а по сути совершенно бесчеловечного предмета одежды — корсета. Модницы вдохновлялись идеалами старины и античными дамами, и считают, что одежда может безжалостно сдавливать им ребра — это неестественно! Поэтому современникам Наполеона Бонапарта была оказана необычайная честь: они полюбили красавиц, свободных от стальных объятий моды.

Но прошло несколько лет — и мода вернула себе право делать с женской фигурой все, что угодно, даже вопреки исходным данным.

XIX век

В эпоху художника Карла Брюллова первые красавицы считались романтическими натурщицами. Они наверняка носили корсет, чувственно обнажали плечи и закручивали игривые кудри на висках, лениво махали веерами на тюках, предлагая мечтательный вид и бросая задорные взгляды на сочувствующих ухажеров.

Начало XX века

Этот женственный силуэт начала ХХ века характеризовался линиями, которые спустя полвека стали визитной карточкой Мэрилин Монро: бюст, тонкая талия и объемная женственность считались пропуском в красоту. Это было время сильной женственности, за которой последовал прогресс. И пока дамы снова шнуровали корсеты, один очень талантливый мужчина придумал, как избавиться от этих мучений на пароходе современности. Этим человеком был модельер Поль Пуаре, который показал миру, что женские платья можно кроить точно так же, как мужские рубашки: свободно и в соответствии с естественной фигурой.

XX век

Оцените статью
Добавить комментарий